Выпуск №3, 2023 - стр. 24-34

Дистанционные телемедицинские технологии в детской неврологии DOI: 10.29188/2712-9217-2023-9-3-24-34

Для цитирования:

Шадеркина А.И., Алексеева М.В., Батышева Т.Т., Климов Ю.А. Дистанционные телемедицинские технологии в детской неврологии. Российский журнал телемедицины и электронного здравоохранения 2023;9(3):24-34; https://doi.org/10.29188/2712‑9217‑2023‑9‑3‑24‑34

  • Шадеркина А.И. – студентка 5 курса «Персонализированной медицины» Института клинической медицины, Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова Минздрава России; Москва, Россия; РИНЦ Author ID 1064989, https://orcid.org/0000‑0003‑0639‑3274
  • Алексеева М.В. – к.м.н., заместитель директора по организационнометодической работе Научно-практического центра детской психоневрологии Департамента здравоохранения города Москвы, Москва, Россия, РИНЦ Author ID 925525
  • Батышева Т.Т. – д.м.н., профессор, директор Научно-практического центра детской психоневрологии Департамента здравоохранения города Москвы, главный внештатный детский специалист Министерства здравоохранения РФ по медицинской реабилитации, главный внештатный детский специалист Департамента здравоохранения города Москвы по неврологии, Москва, Россия, РИНЦ Author ID 945308
  • Климов Ю.А. – к. м. н., декан лечебного факультета РГСУ, Москва, Россия, РИНЦ Author ID 945310, https://orcid.org/0000‑0001‑5946‑094X
926

ВВЕДЕНИЕ

Неврологические заболевания включают в себя поражения центральной и периферической нервных систем и вносят значимый вклад в общую заболеваемость [1]. Например, в Москве, согласно данным НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента, общая заболеваемость болезнями нервной системы у детей составила 7637,1 на 100 000 человек [2]. В Соединенных Штатах Америки около 100 миллионов человек хотя бы раз в жизни болели каким-либо неврологическим заболеванием [3]. Особенностями течения заболеваний нервной системы являются высокая доля хронических вариантов и необходимость в постоянном контроле симптомов и проведении реабилитационным мероприятий. Все это требует высокого комплаенса пациентов, а в случае несовершеннолетних пациентов, их родителей.

Длительность течения заболеваний, а также значимое снижение качества жизни во время обострений, например, мигрени или рассеянного склероза, ведет к необходимости повышения комплаенса пациентов и их доступа к медицинской помощи. Одним из вариантов решения данных проблем является применение технологий дистанционного мониторинга, телемедицины, разработки новых способов реабилитации, а в ряде случаев диагностики, в домашних условиях. В данном обзоре мы рассмотрим возможности применения цифровых технологий в детской неврологии.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Обзор был проведен в базе данных PubMed по запросам, содержащим такие формулировки, как «pediatric neurology telemedicine», «neurological telemonitoring», в том числе в конкретных нозологиях – детский церебральный паралич (ДЦП), хронические головные боли, эпилепсия и рассеянный склероз. В работу были включены оригинальные клинические исследования, в том числе рандомизированные контролируемые исследования, серии случайконтроль, серии клинических случаев, а также симулятивные исследования. Критериями включения работ являлось участие пациентов от 0 до 18 лет и применение телемедицинских и иных цифровых технологий для диагностики, лечения и контроля течения неврологических заболеваний. Также в обзор были включены открытые интернет-источники разработчиков цифровых решений для ведения пациентов неврологического профиля. В окончательный анализ вошли 52 статьи.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Особенности течения подавляющего большинства заболеваний в детском возрасте связаны с трудностью в диагностике из-за ограничений речевых навыков пациентов, особенно у детей дошкольного возраста. Кроме того, зачастую ответственность за здоровье детей, качество выполнения назначений врача ложатся на родителей, что требует включения в процесс терапии как самого пациента, так и его законных представителей. Ведение педиатрических пациентов неврологического профиля осложняется также необходимостью длительного соблюдения назначений, и в настоящее время реабилитационные мероприятия, направленные на коррекцию и развитие моторных навыков, поведенческая терапия проводятся в стационаре, что требует длительного нахождения ребенка в лечебном учреждении, а также более частых госпитализаций [4]. Например, для пациентов с детским церебральным параличом характерны более длительные сроки госпитализации по сравнению с другими педиатрическими пациентами, получавшими медицинскую помощь в стационаре [5]. Длительное нахождение в больнице может оказывать отрицательное влияние на соматическое и психологическое здоровье детей, снижать качество жизни и препятствовать процессу социализации, а также значительно повышать экономическую нагрузку на здравоохранение.

Специализированные программы для домашней реабилитации и применение телемедицинских технологий являются потенциальными инструментами для преодоления описанных проблем. Телемедицинские консультации получили широкое распространение в практике врачей-неврологов. Например, Cacciotti C и соавт. провели исследование по эффективности телемедицинских консультаций для педиатрических пациентов с опухолями центральной нервной системы. По результатам проведения телемедицинских приемов, 97% участников отметили легкость понимания объяснений врача, 95% отметили, что время консультаций было достаточным, 97% сообщили об удобном графике проведения телеконсультаций [6].

В аналогичном исследовании Libdeh AA и соавт. был проведен ретроспективный анализ 58 дистанционных консультаций, выполненных детскими неврологами. Основными жалобами пациентов являлись головные боли и тремор. В 56,9% заключение врача не требовало дальнейшего очного посещения клиники. Авторы считают эффективным применение телеконсультаций для снижения очной нагрузки на педиатрические неврологические отделения, распределения потоков пациентов и более быстрого получения пациентами консультаций и медицинской помощи соответственно [7].

В нейрохирургии телемедицинские консультации также применяются для повышения доступности медицинской помощи. Видеоконсультация позволяет провести визуальный осмотр пациента для определения моторных нарушений, однако общим ограничением для врачей является невозможность проведения неврологического осмотра для оценки рефлексов [8]. Телемедицинские консультации позволяют применять мультидисциплинарный подход, включая в работу неврологов и нейрохирургов, а также предоставлять медицинскую помощь в регионах с ограниченным доступом к ней. Например, в работе Ellis MJ представлен опыт применения удаленных консультаций педиатрических пациентов с травмами головы. Из 20 пациентов по результатам дистанционных приемов только 1 ребенку была показана очная медицинская помощь, тогда как остальные получили назначения без посещения больницы. Снижение затрат по сравнению с очным приемом для пациентов из удаленных населенных пунктов составило 40 972,94$ [9].

Детский церебральный паралич

Детский церебральный паралич (ДЦП) – это группа стабильных нарушений развития моторики и поддержания позы, ведущих к двигательным дефектам, обусловленным непрогрессирующим повреждением и/или аномалией развивающегося головного мозга у плода или новорожденного ребенка [10]. Основной причиной ДЦП являются гипоксически-ишемические поражения головного мозга в перинатальном периоде. В когортном исследовании Nakao M и соавт. было продемонстрировано, что наиболее часто брадикардия плода вела к развитию ДЦП, и причиной брадикардии в 90% случаев выступала отслойка плаценты [11]. Наблюдение за состоянием плода является основой профилактики ДЦП, и существующие технологии позволяют обеспечить длительный мониторинг ряда показателей плода, таких как ЧСС, для своевременного вмешательства при развитии гипоксии [12]. Например, в работе Evans MI был разработан индекс для определения риска развития ДЦП на основании данных кардиотокографии и материнского анамнеза [13]. Развитие данных технологий приводит к возможности длительного мониторинга состояния плода в домашних условиях [14, 15].

Ключевыми проявлениями ДЦП являются нарушения моторного развития ребенка. Диагностику данного состояния возможно осуществлять дистанционно с помощью искусственного интеллекта (ИИ). Например, в работе Chung HW и соавт. была разработана модель ИИ для определения ключевых точек по видеозаписи младенца. Алгоритм определяет 13 ключевых точек на теле ребенка и формирует 2D модель ребенка, на основании которой возможно автоматическое выявление нарушений позы в соответствии с текущим возрастом [16].

Одним из симптомов ДЦП являются дистонии – непроизвольные сокращения мышц-антагонистов, которые приводят к формированию неправильного положения тела. Выраженность дистонии может отличаться в зависимости от различных факторов, таких как эмоциональное состояние ребенка, стресс, усталость. Hartog Dd и соавт. был предложен домашний мониторинг дистонии с помощью камеры смартфона и четырех датчиков-акселерометров. Программа включает в себя оценку по шкале выраженности дистонии (Dyskinesia Impairment Scale) с помощью глубокого машинного обучения. Такая модель позволяет проводить длительные наблюдения за пациентом, а также повышает объективность исследования, поскольку рутинно дистония в настоящее время определяется врачом визуально [17].

Обучение навыку хватания предметов является обязательным во время первого года жизни ребенка, и отклонения от нормы могут быть связаны как с повышением тонуса мышц, так и его снижением, и оба варианта могут отражать неврологические заболевания, включая ДЦП. Мониторинг навыков хватания необходим для оценки развития ребенка. Например, возможно использование перегородки детского стульчика или игрушки со встроенными датчиками давления, которые позволяют отследить не только момент взятия предмета, но и силу, с которой ребенок берет в руку предмет. Проспективное исследование 2832 моментов захвата предмета у 12 младенцев показало достоверное увеличение пиковой, средней силы хватания, а также времени удержания предмета по мере взросления ребенка (p<0,001). Данная технология может применяться при наблюдении за развитием ребенка в первый год жизни, а также являться важным диагностическим инструментов для объективного своевременного выявления задержки развития (рис.1) [18]. 

Варианты захвата перегородки ребенком [18]
Рис.1. Варианты захвата перегородки ребенком [18]
Fig. 1. Types of bar grasping by child [18]

Для сохранения и развития моторных навыков необходимо постоянное проведение реабилитаций у пациентов с ДЦП. Реабилитационные программы, выполняемые врачами-специалистами, имеют наиболее высокую эффективность, однако требуют нахождения пациента в стационаре. Вне лечебного учреждения эффективность реабилитации определяется комплаенсом родителей и самого ребенка, готовностью ежедневного выполнения упражнений. Для повышения заинтересованности детей могут быть использованы видеоигры. Например, в работе Chan-V’quez D и соавт. было предложено использование видеоигры с отслеживанием движений для выполнения упражнений на верхние конечности. Из 4 участников исследования 3 пациента полностью прошли 12-недельный курс, при этом 2 ребенка превзошли изначально выбранные целевые показатели. Данная работа показала потенциал применения цифровых технологий в домашней реабилитации, а также повышения личной заинтересованности несовершеннолетнего пациента в ней [19].

Аналогичное исследование применения телереабилитации было проведено Beani E и соавт. Tele-UPCAT (Tele-monitored UPper Limb Children Action Observation Training – обсервационная двигательная тренировка для верхних конечностей) состоит из двух моделей:

  1. Обсервационный модуль – в данном разделе детям на персональном компьютере были показаны видео правильного выполнения определенных движений верхних конечностей;
  2. Модуль моторного выполнения – пациент самостоятельно выполняет упражнения с помощью различных объектов и игрушек, данные фиксируются с помощью сенсоров на запястьях.

Данная программа выполнялась ежедневно на протяжении 15 дней, и, по результатам исследования, 80% сессий были завершены в запланированное время, 95% участников отметили удобность выполнения упражнения. Таким образом, данная программа может успешно применяться для домашней реабилитации при поражении верхних конечностей [20].

Также возможно выполнение реабилитации нижних конечностей, в частности, для снижения спастичности и предупреждения формирования патологических установок стоп, которые значительно снижают возможности пациента для развития навыков поддержания вертикального положения тела. В работе Coley C и соавт. была разработана роботическая платформа для стопы и программа-видеоигра для компьютера, управление которой проводится с помощью давления стопы на платформу. Уровень приверженности участников составил 72%, у большинства пациентов отметилось повышение силы дорсального сгибания лодыжки [21].

Технологии виртуальной реальности (VR) также могут применяться у пациентов с ДЦП. Например, возможно одновременное использование VR и тредмилл тренировок для реабилитации [22]. Метаанализ продемонстрировал эффективность VR для реабилитации пациентов с ДЦП, и наибольший положительный эффект достигался в контроле баланса [23]. Roberts H и соавт. разработали программу реабилитации с применением дополненной реальности и экзоскелета для пациентов с детской гемиплегией. Программа была направлена на улучшение моторных функций верхних конечностей, оценка эффективности проводилась с помощью шкал Assisting Hand Assessment и Мельбурнская оценка унилатеральных функций рук. По результатам 10-дневной реабилитации, отмечалось статистически значимое улучшение бимануальных навыков [24]. Таким образом, технологии виртуальной реальности имеют высокий потенциал для использования в реабилитации пациентов, имеющих двигательные нарушения, и в ряде случаев могут быть совмещены с другими методиками реабилитации.

Эпилепсия

Эпилепсия – это тяжелое заболевание, общая распространенность которого во всем мире составляет более 50 миллионов человек, у детей в возрасте 5-9 лет встречается в 374,8 случаях на 100000 населения [25]. ЭЭГ является золотым стандартом диагностики эпилепсии, и в ряде случаев показан видео-ЭЭГ мониторинг, который в настоящее время может быть проведен дома.

Одним из ограничений домашнего видео-ЭЭГ мониторинга является невозможность своевременного оказания медицинской помощи пациенту, поэтому в данном варианте исследования пациент продолжает принимать свои противоэпилептические препараты. Домашний видео-ЭЭГ мониторинг подходит для диагностики резистентных эпилепсий, поскольку, несмотря на прием медикаментозной терапии, приступы не исчезают. Рекомендованная продолжительность мониторинга у детей в таком случае составляет 2 недели для выявления 1 приступа эпилепсии и 8 недель для выявления 5 приступов [26].

Несмотря на то, что ЭЭГ является основным методом диагностики эпилепсии и отдельных приступов, возможно применение иных инструментальных методов, более подходящих для домашнего мониторинга. Например, возможно использование данных, получаемых с помощью электрокардиографии (ЭКГ) и акселерометра. В исследовании Hegarty-Craver M и соавт. ЭКГ позволило выявить 11/12 генерализованных приступов, а также 7/13 фокальных приступов. Изолированное применение акселерометра не позволило выявить эпилептические приступы, однако совместное применение с ЭКГ ускорило время выявления 4 генерализованных приступов [27].

Основными состояниями, которые необходимо мониторировать у пациента с эпилепсией, являются приступы. Особенно тяжелые проявления характерны для генерализованных тоникоклонических приступов. Engelgeer A и соавт. провели клинико-экономическую оценку прибора NightWatch, направленного на мониторинг генерализованных приступов у детей с резистентной эпилепсией ночью. Данный прибор состоит из фотоплетизмографа и акселерометра, который фиксирует типичные для генерализованных приступов движения. В исследование были включены 41 ребенок (44% женского пола), средний возраст которых составил 9,8 лет. Применение данного устройства показало 72% вероятность экономической эффективности, и стоимость лечения снизилась на 775€ на одного пациента. Также отмечалось снижение стресса у родителей и опекунов [28].

В ряде случаев для домашнего мониторинга достаточно применения смартфона. Например, в статье Davies EH и соавт. мобильное приложение и браслет были использованы для мониторинга качества сна, физической активности и ЧСС. Родители или опекуны детей в приложении отмечали количество приступов. Смартфоны и браслеты были выданы участникам, поскольку данное исследование проводилось в небольшом населенном пункте в экономически развивающейся стране, и у большинства населения доступ к технологиям отсутствует. Данный упрощенный способ домашнего мониторинга является достаточным для удаленного контроля течения эпилепсии специалистами. В данном исследовании 79% родителей отметили в приложении эпизоды эпилептических приступов, и средняя вовлеченность участников составила 57,1%. Авторы считают, что домашний мониторинг эпилепсии в детском возрасте имеет потенциал применения в практике, и относительно невысокие показатели вовлеченности могут быть связаны, в данном случае, с отсутствием опыта использования смартфонов и иных девайсов участниками [29].

Некоторые разработки в области нейровизуализации позволяют значительно уменьшить размеры аппарата и сделать его мобильным. Например, в работе Pedersen M и соавт. предложена разработка носимого магнитоэнцефалографа, который позволит в режиме реального времени длительно записывать активность нейронов и создавать карту активности головного мозга. Данный аппарат может быть использован для диагностики эпилепсии у детей с когнитивными нарушениями без использования наркоза, который необходим в МРТ-диагностике (рис. 2) [30].

Носимый аппарат для магнитоэнцефалографии [30]
Рис.2. Носимый аппарат для магнитоэнцефалографии [30]
Fig. 2. Wearable device for magnetoencephalography [30]

Помимо своевременной диагностики эпилептических приступов, в ведении пациентов с эпилепсией необходим также тщательный подбор медикаментозной терапии. Одним из способов контроля лечения является анализ крови с определением концентрации противоэпилептических препаратов в крови. Рутинным способом является лабораторное измерение показателей, однако возможно использование анализа сухих пятен крови. Исследование по сравнению эффективности обоих методов показало сопоставимые результаты, наиболее высокая точность диагностика была достигнута для леветирацетама [31].

Головные боли и мигрень

Головная боль и мигрень имеют высокую распространенность в детской популяции. Согласно существующим исследованиям, в развитых странах распространенность головной боли, характеризующейся минимум одним эпизодом в течение года, среди детей в возрасте от 10 до 18 лет составляет 75,7%, и данный показатель повышается по мере взросления. Мигрень встречается в 24,2% случаев [32]. Исследование 2706 детей и подростков продемонстрировало, что у 36,6% приступы головной боли происходят минимум один раз в месяц [33]. Кроме того, исследование Wilkes M и соавт. показало, что хронические головные боли снижают качество жизни у детей и подростков вне зависимости от пола [34]. Значительное влияние головной боли и, в частности, мигрени на повседневную жизнь ведет к необходимости качественного контроля приступов, подбора медикаментозной терапии и наблюдения за состоянием здоровья ребенка.

В исследовании Sharawat IK и соавт. для диагностики мигрени у детей применялись телемедицинские консультации. Во время консультации, которая проводилась с использованием смартфона, врач оценивал характеристики мигрени, схемы приема анальгетиков/профилактических препаратов, частоту/тяжесть головных болей, соблюдение режима лечения, побочные эффекты, связанные/не связанные с приемом лекарств, а также недоступность лекарств. Помимо разговора с врачом, пациенты заполняли опросники, после основной консультации проводился контроль эффективности подобранной терапии с помощью повторных телеконсультаций. В ходе исследования были проведены 146 телеконсультаций для 51 пациента. В 44% было выявлено ухудшение основных клинических симптомов, включая снижение ответа на лекарственную терапию, благодаря чему врачи смогли провести коррекцию дозы и заменить препараты. В результате около 90% родителей были удовлетворены результатом консультаций [35].

Для повышения комплаенса несовершеннолетних пациентов в терапии эпизодической и хронической мигрени, Grazzi L и соавт. применили дистанционное обучение, программу BeHome Kids. Данная программа состояла из обучения пациентов правильному приему лекарственных средств, ведению здорового образа жизни, а также 6 психотерапевтических сессий с неврологом. Критериями включения в исследование являлось наличие хронической и частой мигрени без ауры на протяжении последних 12 месяцев, возрасту участников 12–18 лет. Результаты показали снижение частоты головной боли на 64% в течение 12 месяцев после прохождения данной программы. Данная работа демонстрирует эффективность психотерапии и обучения пациентов и возможность удаленного проведения подобных сессий [36].

Приложения на смартфоны все чаще применяются в медицине, поскольку являются дешевым и доступным вариантом контроля заболевания. Многие приложения представляют из себя дневники, в которых пользователь отмечает какие-либо симптомы или ситуации, связанные со своей болезнью. Например, такой набор функций был применен в приложении для помощи подросткам в поиске причин, ведущих к развитию мигрени. В данном приложении пациент отмечает возможные триггеры мигрени, время появления головных болей и симптомы, связанные с ними. Пациент может предоставить доступ к цифровому дневнику своему лечащему врачу, который на основании заполненной информации может корректировать как медикаментозную терапию, так и поведенческие способы контроля мигрени [37]. Такие решения достаточно распространены на рынке медицинских мобильных приложений, и многие, помимо стандартного дневника, предоставляют информацию о хронической боли, способах немедикаментозной терапии, а также отслеживают качество сна и иные показатели ежедневной активности [38-40]. Исследование Kellier DJ и соавт. показало сопоставимую эффективность ведения мобильного приложения и стандартного бумажного дневника головной боли у педиатрических пациентов. Авторы отмечают, что мобильные приложения имеют значительное преимущество перед обычными дневниками, поскольку позволяют при необходимости отслеживать лечащему врачу симптомы в режиме реального времени [41].

Для терапии мигрени возможно применение технологий дополненной и виртуальной реальности (XR и VR). Такой вариант терапии включает в себя применение VR и биологической обратной связи (БОС): для БОС были использованы 3 ЭЭГ-электрода. 93% участников были удовлетворены применением VR и XR технологий, пациенты отмечали субъективное ощущение расслабления при использовании данных устройств, однако при домашнем применении 20% пациентов забывали пользоваться девайсом ежедневно [42].

Рассеянный склероз

Рассеянный склероз является наиболее распространенным демиелинизирующим заболеванием среди пациентов-детей. Средний возраст начала РС у них составляет 12 лет, при этом до 30% педиатрических пациентов с РС моложе 10-ти лет [43]. До 98% вариантов РС в детском возрасте составляет рецидивирующеремиттирующее течение, при этом инвалидизация наступает спустя 20 лет после первого эпизода РС. Фактором риска для неблагоприятных исходов являются частые обострения с ремиссиями менее 1 года. Снижение когнитивных способностей является одним из наиболее тяжелых осложнений РС в детском возрасте [44]. Тяжесть обострений и неблагоприятные исходы, включающие в себя необратимые неврологические и психические расстройства при несвоевременном лечении ведут к необходимости постоянного наблюдения за детьми с РС.

Стандартным инструментальным методом диагностики РС является МРТ, однако в текущих клинических рекомендациях не рекомендуется постановка диагноза на основании только данных нейровизуализации; необходимо сочетание клинической картины и данных МРТ [45]. Цифровые технологии позволяют сделать сбор клинических данных более объективным. Например, одними из клинических симптомов РС являются патологии глазодвигательных мышц и неврит зрительного нерва, что проявляется нарушениями движений глазных яблок и ухудшением остроты зрения [46]. Yousef A. и соавт. применили трекер движения глаз для диагностики субклинических поражений при рассеянном склерозе у детей. Определение времени движения глаз показало задержку 60 мс при саккадических движениях у пациентов с РС. Данный прибор может быть использован как для диагностики проявлений РС, так и для мониторинга эффективности терапии на основе изменения выраженности симптомов [47, 48].

Многообещающим методом реабилитации пациентов с РС является использование программ на основе VR, и существует достаточное количество исследований эффективности данной технологии среди совершеннолетних пациентов с рассеянным склерозом [49–51]. Однако исследования о применении VR для когорты пациентов детского возраста еще не нашли распространения, несмотря на достаточную эффективность среди взрослых.

Ночной энурез

Технологии дистанционного мониторинга ночного энуреза у детей были подробно рассмотрены в предыдущей нашей статье [52]. Основным направлением в данной сфере является применение носимых УЗИ-датчиков, которые контролируют уровень наполнения мочевого пузыря у ребенка, и, при достижении определенного объема, устройство передает информацию на смартфон или иное устройство, выполняя роль «будильника», который будит ребенка в ночное время, либо информирует родителей о необходимости разбудить ребенка. Такой подход позволяет сформировать условный рефлекс и минимизировать симптомы нейрогенного мочевого пузыря.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной статье было рассмотрено применение современных цифровых и телемедицинских технологий в диагностике, лечении и контроле неврологических заболеваний детского возраста. Наиболее распространенными неврологическими заболеваниями у несовершеннолетних пациентов являются: ДЦП, головные боли, эпилепсия, нейрогенные нарушения мочевого пузыря. Все состояния требуют высокого уровня контроля, который может быть достигнут при применении технологий дистанционного мониторинга, включая носимые устройства. С развитием VR расширились программы реабилитации, и появилась возможность их выполнения вне больницы, а также повысился комплаенс пациентов благодаря внедрению игровых компонентов в процесс реабилитации. Широкое применение нашли телеконсультации и ведение дневников с помощью смартфона. Цифровые технологии в детской неврологии имеют высокий потенциал благодаря легкости их освоения пациентами и их родителями. 

ЛИТЕРАТУРА

1. Burden of Neurological Conditions [Electronic resource]. URL: https://www.paho.org/en/enlace/burden-neurological-conditions
2. Центр медицинской статистики НИИОЗММ. Болезни нервной системы в Москве. Цифры и факты. [Электронный ресурс]. [Center for Medical Statistics of the Scientific Research Institute of Medical Sciences. Diseases of the nervous system in Moscow. Figures and facts [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://niioz.ru/news/bolezni-nervnoy-sistemy-v-moskve-tsifry-i-fakty-/
3. GBD 2017 US Neurological Disorders Collaborators et al. Burden of Neurological Disorders Across the US From 1990-2017: A Global Burden of Disease Study. JAMA Neurol 2021;78(2)165.
4. Moreau JF, Fink EL, Hartman ME, Angus DC, Bell MJ, Linde-Zwirble WT, Watson RS. Hospitalizations of children with neurologic disorders in the United States. Pediatr Crit Care Med. 2013;14(8):801-10. https://doi.org/10.1097/PCC.0b013e31828aa71f
5. Fortin O, Ng P, Dorais M, Koclas L, Pigeon N, Shevell M, Oskoui M. Hospitalizations in School-Aged Children with Cerebral Palsy and PopulationBased Controls. Can J Neurol Sci 2021;48(3):400-7. https://doi.org/10.1017/cjn.2020.199
6. Cacciotti C, Chua IS, Cuadra J, Ullrich NJ, Cooney TM. Pediatric central nervous system tumor survivor and caregiver experiences with multidisciplinary telehealth. J Neurooncol 2023;162(1):191-8. https://doi.org/10.1007/s11060-023-04281-y
7. Abu Libdeh A, Flanigan J, Heinan K. Experience with Pediatric Neurology e-Consults from a Specialist Perspective at an Academic Center. J Child Neurol 2022;37(5):373-9. https://doi.org/10.1177/08830738221077760
8. Xu JC, Haider SA, Sharma A, Blumenfeld K, Cheng J, Mazzola CA, et al. Telehealth in Neurosurgery: 2021 Council of State Neurosurgical Societies National Survey Results. World Neurosurg 2022;168:e328-e335. https://doi.org/10.1016/j.wneu.2022.09.126
9. Ellis MJ, Boles S, Derksen V, Dawyduk B, Amadu A, Stelmack K, et al. Evaluation of a pilot paediatric concussion telemedicine programme for northern communities in Manitoba. Int J Circumpolar Health 2019;78(1):1573163. https://doi.org/10.1080/22423982.2019.1573163
10. Союз педиатров России Всероссийское общество неврологов, Национальная ассоциация экспертов по ДЦП и сопряженным заболеваниям, МООСБТ, Союз реабилитологов России. Детский церебральный паралич 2017. [Union of Pediatricians of Russia All-Russian Society of Neurologists, National Association of Experts on Cerebral Palsy and Related Diseases, MOOSBT, Union of Rehabilitologists of Russia. Cerebral palsy 2017. (In Russian)].
11. Nakao M, Okumura A, Hasegawa J, Toyokawa S, Ichizuka K, Kanayama N, et al. Fetal heart rate pattern in term or near-term cerebral palsy: a nationwide cohort study. Am J Obstet Gynecol 2020;223(6):907.e1-907.e13. https://doi.org/10.1016/j.ajog.2020.05.059
12. Arnold JJ, Gawrys BL. Intrapartum Fetal Monitoring. Am Fam Physician 2020;102(3):158–67.
13. Evans MI, Eden RD, Britt DW, Evans SM, Schifrin BS. Re-engineering the interpretation of electronic fetal monitoring to identify reversible risk for cerebral palsy: a case control series. J Matern Fetal Neonatal Med 2019;32(15):2561-9. https://doi.org/10.1080/14767058.2018.1441283
14. Kahankova R, Barnova K, Jaros R, Pavlicek J, Snasel V, Martinek R. Pregnancy in the time of COVID-19: towards Fetal monitoring 4.0. BMC Pregnancy Childbirth 2023;23(1):33. https://doi.org/10.1186/s12884-023-05349-3
15. Knupp RJ, Andrews WW, Tita ATN. The future of electronic fetal monitoring. Best Pract Res Clin Obstet Gynaecol 2020;67:44-52. https://doi.org/10.1016/j.bpobgyn.2020.02.004
16. Chung HW, Chang CK, Huang TH, Chen LC, Chen HL, Yang ST, et al. Mobile Device-Based Video Screening for Infant Head Lag: An Exploratory Study. Children (Basel) 2023;10(7):1239. https://doi.org/10.3390/children10071239
17. den Hartog D, van der Krogt MM, van der Burg S, Aleo I, Gijsbers J, BonouvriЋ LA, et al. Home-Based Measurements of Dystonia in Cerebral Palsy Using Smartphone-Coupled Inertial Sensor Technology and Machine Learning: A Proof-of-Concept Study. Sensors (Basel) 2022;22(12):4386. https://doi.org/10.3390/s22124386
18. Kuo H, Wang J, Schladen MM, Chang T, Morozova OM, Croce UD, et al. Hand Use and Grasp Sensor System in Monitoring Infant Fine Motor Development. Arch Rehabil Res Clin Transl 2022;4(3):100203. https://doi.org/10.1016/j.arrct.2022.100203
19. Chan-V’quez D, Khan A, Munce S, Fehlings D, Wright FV, Biddiss E. Understanding a videogame home intervention for children with hemiplegia: a mixed methods multi-case study. Front Med Technol 2023;5:1217797. https://doi.org/10.3389/fmedt.2023.1217797
20. Beani E, Menici V, Ferrari A, Cioni G, Sgandurra G. Feasibility of a Home-Based Action Observation Training for Children With Unilateral Cerebral Palsy: An Explorative Study. Front Neurol 2020;11:16. https://doi.org/10.3389/fneur.2020.00016
21. Coley C, Kovelman S, Belschner J, Cleary K, Schladen M, Evans SH, et al. PedBotHome: A Video Game-Based Robotic Ankle Device Created for Home Exercise in Children With Neurological Impairments. Pediatr Phys Ther 2022;34(2):212-9. https://doi.org/10.1097/PEP.0000000000000881
22. Ochandorena-Acha M, Terradas-Monllor M, Nunes Cabrera TF, Torrabias Rodas M, Grau S. Effectiveness of virtual reality on functional mobility during treadmill training in children with cerebral palsy: a single-blind, twoarm parallel group randomised clinical trial (VirtWalkCP Project). BMJ Open 2022;12(11):e061988. https://doi.org/10.1136/bmjopen-2022-061988
23. Liu W, Hu Y, Li J, Chang J. Effect of Virtual Reality on Balance Function in Children With Cerebral Palsy: A Systematic Review and Metaanalysis. Front Public Health 2022;10:865474. https://doi.org/10.3389/fpubh.2022.865474
24. Roberts H, Shierk A, Clegg NJ, Baldwin D, Smith L, Yeatts P, et al. Constraint Induced Movement Therapy Camp for Children with Hemiplegic Cerebral Palsy Augmented by Use of an Exoskeleton to Play Games in Virtual Reality. Phys Occup Ther Pediatr 2021;41(2):150-65. https://doi.org/10.1080/01942638.2020.1812790
25. Всероссийское общество неврологов, Ассоциация нейрохирургов России, Ассоциация специалистов по клинической нейрофизиологии, Российская противоэпилептическая Лига, Союз реабилитологов России. Клинические рекомендации «Эпилепсия и эпилептический статус у взрослых и детей». [Электронный ресурс]. [All-Russian Society of Neurologists; Association of Neurosurgeons of Russia; Association of Clinical Neurophysiologists; Russian Antiepileptic League; Union of Rehabilitologists of Russia. Clinical guidelines «Epilepsy and status epilepticus in adults and children». [Electronic resource]. (In Russian)].
26. Vander T, Stroganova T, Doufish D, Eliashiv D, Gilboa T, Medvedovsky M, et al. What is the optimal duration of home-video-EEG monitoring for patients with <1 seizure per day? A simulation study. Front Neurol 2022;13:938294. https://doi.org/10.3389/fneur.2022.938294
27. Hegarty-Craver M, Kroner BL, Bumbut A, DeFilipp SJ, Gaillard WD, Gilchrist KH. Cardiac-based detection of seizures in children with epilepsy. Epilepsy Behav 2021;122:108129. https://doi.org/10.1016/j.yebeh.2021.108129
28. Engelgeer A, van Westrhenen A, Thijs RD, Evers SMAA. An economic evaluation of the NightWatch for children with refractory epilepsy: Insight into the cost-effectiveness and cost-utility. Seizure 2022;101:156-161. https://doi.org/10.1016/j.seizure.2022.08.003
29. Davies EH, Fieggen K, Wilmshurst J, Anyanwu O, Burman RJ, Komarzynski S. Demonstrating the feasibility of digital health to support pediatric patients in South Africa. Epilepsia Open 2021;6(4):653-62. https://doi.org/10.1002/epi4.12527
30. Pedersen M, Abbott DF, Jackson GD. Wearable OPM-MEG: A changing landscape for epilepsy. Epilepsia 2022;63(11):2745-53. https://doi.org/10.1111/epi.17368
31. Linder C, Neideman M, Wide K, von Euler M, Gustafsson LL, Pohanka A. Dried Blood Spot Self-Sampling by Guardians of Children With Epilepsy Is Feasible: Comparison With Plasma for Multiple Antiepileptic Drugs. Ther Drug Monit 2019;41(4):509-18. https://doi.org/10.1097/FTD.0000000000000605
32. Nieswand V, Richter M, Gossrau G. Epidemiology of Headache in Children and Adolescents-Another Type of Pandemia. Curr Pain Headache Rep 2020;24(10):62. https://doi.org/10.1007/s11916-020-00892-6
33. Nieswand V, Richter M, Berner R, von der Hagen M, Klimova A, Roeder I, et al. The prevalence of headache in German pupils of different ages and school types. Cephalalgia 2019;39(8):1030-40. https://doi.org/10.1177/0333102419837156
34. Wilkes MJ, Mendis MD, Bisset L, Leung FT, Sexton CT, Hides JA. The prevalence and burden of recurrent headache in Australian adolescents: findings from the longitudinal study of Australian children. J Headache Pain 2021;22(1):49. https://doi.org/10.1186/s10194-021-01262-2
35. Sharawat IK, Panda PK. Caregiver Satisfaction and Effectiveness of Teleconsultation in Children and Adolescents With Migraine During the Ongoing COVID-19 Pandemic. J Child Neurol 2021;36(4):296-303. https://doi.org/10.1177/0883073820968653
36. Grazzi L, Montisano DA, Raggi A, Rizzoli P. The Be-Home Kids Program: An Integrated Approach for Delivering Behavioral Therapies to Adolescents with Episodic and Chronic Migraine. Brain Sci 2023;13(4):699. https://doi.org/10.3390/brainsci13040699
37. Migraine Trainer App [Electronic resource]. URL: https://www.ninds.nih.gov/health-information/public-education/migraine-trainer-app.
38. Headache Log app [Electronic resource]. URL: https://healthify.nz/apps/h/headache-log-app/.
39. Migraine Buddy app [Electronic resource]. URL: https://healthify.nz/apps/m/migraine-buddy-app/.
40. WebMAP MobileTM [Electronic resource]. URL: https://www.seattlechildrens.org/globalassets/documents/research/cchbd/webmap_mobile_app_flyer.pdf.
41. Kellier DJ, Marquez de Prado B, Haagen D, Grabner P, Raj NR, Lechtenberg L, et al. Development of a text message-based headache diary in adolescents and children. Cephalalgia 2022;42(10):1013-21. https://doi.org/10.1177/03331024221090206
42. Connelly M, Boorigie M, McCabe K. Acceptability and Tolerability of Extended Reality Relaxation Training with and without Wearable Neurofeedback in Pediatric Migraine. Children (Basel) 2023;10(2):329. https://doi.org/10.3390/children10020329
43. Deiva K. Pediatric onset multiple sclerosis. Rev Neurol (Paris) 2020;176(1-2):30-6. https://doi.org/10.1016/j.neurol.2019.02.002
44. Langille MM, Rutatangwa A, Francisco C. Pediatric Multiple Sclerosis: A Review. Adv Pediatr 2019;66:209-229. https://doi.org/10.1016/j.yapd.2019.03.003
45. Всероссийское общество неврологов, Национальное общество нейрорадиологов, Медицинская ассоциация врачей и центров рассеянного склероза и других нейроиммунологических заболеваний, Российский комитет исследователей рассеянного склероза. Клинические рекомендации Министерства здравоохранения РФ «Рассеянный склероз» 2022 год. [Электронный ресурс]. [All-Russian Society of Neurologists, National Society of Neuroradiologists, Medical Association of Doctors and Centers for Multiple Sclerosis and Other Neuroimmunological Diseases, Russian Committee for Researchers of Multiple Sclerosis. Clinical recommendations of the Ministry of Health of the Russian Federation «Multiple Sclerosis» 2022. [Electronic resource]. (In Russian)].
46. Serra A, Chisari CG, Matta M. Eye Movement Abnormalities in Multiple Sclerosis: Pathogenesis, Modeling, and Treatment. Front Neurol 2018;9:31. https://doi.org/10.3389/fneur.2018.00031
47. Eye Brain tracker T2 [Electronic resource]. URL: http://www.eyebrain.fr.
48. Yousef A, Devereux M, Gourraud PA, Jonzzon S, Suleiman L, Waubant E, et al. Subclinical Saccadic Eye Movement Dysfunction in Pediatric Multiple Sclerosis. J Child Neurol 2019;34(1):38-43. https://doi.org/10.1177/0883073818807787
49. Kalron A, Achiron A, Pau M, Cocco E. The effect of a telerehabilitation virtual reality intervention on functional upper limb activities in people with multiple sclerosis: a study protocol for the TEAMS pilot randomized controlled trial. Trials 2020;21(1):713. https://doi.org/10.1186/s13063-020-04650-2
50. Lozano-Quilis JA, Gil-G—mez H, Gil-G—mez JA, Albiol-PЋrez S, Palacios-Navarro G, Fardoun HM, et al. Virtual rehabilitation for multiple sclerosis using a kinect-based system: randomized controlled trial. JMIR Serious Games 2014;2(2):e12. https://doi.org/10.2196/games.2933
51. Cuesta-Gоmez A, Sаnchez-Herrera-Baeza P, Ona-Simbana ED, Martinez-Medina A, Ortiz-Comino C, Balaguer-Bernaldo-de-Quirоs C, et al. Effects of virtual reality associated with serious games for upper limb rehabilitation inpatients with multiple sclerosis: randomized controlled trial. J Neuroeng Rehabil 2020;17(1):90. https://doi.org/10.1186/s12984-020-00718-x
52. Monakov D.M., Shaderkina A.I., Shaderkin I.A. Monitoring bladder filling in patients with neurogenic urination disorders: the role of wearable hardware and software systems. Experimental and Clinical Urology 2021;14(2):124-31. https://doi.org/10.29188/2222-8543-2021-14-2-124-131
Прикрепленный файлРазмер
Скачать файл1.19 Мб
детская неврология; реабилитация; дистанционный мониторинг; виртуальная реальность

Я хочу получать электронную версию журнала


Мы в соцсетях

  • VK