Выпуск №4, 2022 - стр. 61-71

Развитие цифровых технологий и медицинского оборудования в период санкций DOI: 10.29188/2712-9217-2022-8-4-61-71

Для цитирования: Шадеркин И.А., Шадеркина В.А. Развитие цифровых технологий и медицинского оборудования в период санкций. Российский журнал телемедицины и электронного здравоохранения

2022;8(4):61-71; https://doi.org/10.29188/2712-9217-2022-8-4-61-71

209

ВВЕДЕНИЕ

После 24 февраля 2022 года в отношении России рядом стран были введены санкции – политические, финансовые, энергетические, технологические, транспортно-логистические и персональные. Кроме санкций, введенных на государственном уровне, значительное влияние на экономику оказывают решения крупных международных компаний о сокращении или приостановке деятельности на территории России. 

На момент написания статьи Россия – страна с самым большим количеством введенных против нее санкций в мировой истории. Так, на конец августа 2022 года в отношении России действовало 11 814 санкций, более 77% из них введено с 22 февраля. С 22 февраля под ограничения попали 2778 российских объектов, их число выросло до 5530, меры сравнили с «финансовой ядерной войной». Россия обошла Иран, Сирию и КНДР по числу санкций против ее физических и юридических лиц [1, 2]. 

Ограничения затронули финансовый сектор и фондовый рынок, экспорт и импорт, международные резервы, а мировые компании массово покинули Россию. К внешним вызовам добавились внутренние: в первую очередь это отток экономически активного населения и капитала из страны. 

IT-сектор России в последние годы рос быстрыми темпами, но был и остается зависимым от импорта. Мы рассмотрели развитие цифровых технологий и медицинского оборудования в период санкций, адаптацию российских разработчиков, ученых, врачей к санкциям, а также перспективы и прогнозы влияния санкций на развитие телемедицины. 

ПОЛОЖЕНИЕ ДО САНКЦИЙ – ЭКСПОРТ И ИМПОРТ В ТМТ

В основе телемедицинских технологий (ТМТ), как и в подавляющем большинстве других медицинских технологий, лежат разнообразные ресурсные компоненты, суммирование которых приводит к организации медицинской помощи. 

Процесс формирования технологии начинается с открытия учеными/врачами и изучения физических, физиологических компонентов. Эти открытия превращаются в образцы, прототипы технологических решений, которыми занимаются уже технические специалисты – разработчики, инженеры и т.д. Прототипы апробируются в эксперименте и в клинических условиях, результаты исследований анализируются, оцениваются и публикуются в научных изданиях (журналах биомедицинской направленности). Затем к работе подключается серийное производство изделий, в котором участвуют команды людей, компетентных в производстве, и производственные площадки. 

При производстве используются базисные решения и наработки (комплектующие, библиотеки), как правило, созданные другими командами. Созданные решения проходят процедуру оформления и получают регистрационное удостоверение (РУ), после чего запускается процесс производства, маркетинга, продвижения и продаж. Со временем формулируется и оттачивается методология, накапливается практический клинический опыт, далее происходит обмен этим опытом, создаются образовательные программы для врачей и других специалистов, что способствует дальнейшему развитию технологии. 

Таким образом, за конкретным решением – медицинским прибором или программным обеспечением – стоит большая команда людей, занимающаяся его созданием, и длительный период формирования и становления технологии. 

Стоит особо отметить, что каждое решение или технология не существуют отдельно, они являются очередным «кирпичиком» в огромном здании здравоохранения. Например, медицинская информационная система (МИС), даже полностью написанная с нуля российскими разработчиками, часто в своей основе содержит системы управления базами данных (СУБД), библиотеки и другие компоненты, которые созданы другими, как правило, международными командами [3, 4]. Написание МИС происходит в программной среде разработки, создателями которых в подавляющем большинстве являются международные компании [5]. МИС запускается на компьютере в операционной системе, но большая часть компьютеров (как аппаратных комплексов, так и операционных систем), являются иностранным продуктом. Поэтому говоря о том, что Россия занимается собственным производством медицинских решений, надо всегда понимать, что речь идет лишь о небольшом продукте, встроенном в огромную международную экосистему. 

До периода полномасштабных санкций создание, разработка и применение технологий находилось в большой экосистеме и не было необходимости всесоставляющей этой экосистемы иметь собственного производства, так как была возможность использовать международные решения. Если смотреть под этим углом зрения на российский импорт и экспорт ТМ-решений, то видно, что бОльшую часть процесса до недавнего времени занимал импорт, и меньшую часть – экспорт российских решений. В связи с этим проще перечислить российские экспортные решения. Тут стоит сделать ремарку – говоря об экспорте, мы имеем в виду потенциальный экспорт, или, другими словами, те решения, которые созданы в России и используются на ее территории. 

Подавляющее число российских решений в сфере ТМ представляют собой программное обеспечение (ПО). Российскими разработчиками созданы программы в оптимальном соотношении цены-качества и удобства использования, что позволило им занять практически всю нишу ПО, не дав возможности зайти на рынок ПО из-за рубежа. В первую очередь, это касается МИС (АМУЛЕТ, ArchiMed, Дока+, КМИС и др.) и ТМ-платформ (Медведь.Телемед, Сберздоровье, Nethealth.ru и др.) для профессионального использования [6-9]. 

Таким образом, до периода санкций 2022 года, рынок ПО в медицине был занят российскими продуктами. 

Неплохую позицию в этом отношении занимали системы для видеоконференц-связи (например, TrueConf), созданные российскими разработчиками [10]. 

Если смотреть на ТМТ с позиции экосистемы, описанной выше, то в этом ряду в России есть свои наработки: операционные системы (Astra Linux, ROSA Linux и т.д.), а также системы управления базами данных – СУБД (Postgres Pro) [11-13]. 

Теоретически существовала возможность использования на одной рабочей станции полностью российского ПО, однако на практике, технологические, финансовые, организационные барьеры не позволяли это реализовать. 

Новую нарождающуюся отрасль ПО, направленную на потребителей (пациентов), начали формировать мобильные приложения и решения на базе «тонкого клиента» (веб-браузерные решения). В этом секторе тоже стали появляться российские решения (Сберздоровье) [14]. 

Российских аппаратных решений в сравнении с программным обеспечением было не так много. Стоит отметить российские медицинские приборы для ТМ (Kardi.ru, Этта), а также комплекты российского производства, которые могут включать в себя не только российские приборы (ICL), но и программное обеспечение, созданное российскими разработчиками и управляющее этими приборами [15]. 

Отдельно стоит отметить такие крупные (федеральные, региональные) информационные системы российского производства, которые используются в том числе в ТМ – ЕГИСЗ, а также программные шины, которые позволяют интегрировать между собой разрозненные элементы (Нетрика, Medme (Медми)) [16, 17]. 

КАДРОВЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Ранее мы отметили, что в процессе создания и эксплуатации ТМТ большую роль играют человеческие ресурсы – ученые, инженеры, специалисты по производству, регистрации и эксплуатации, врачи. Первые ощутимые последствия волны санкций коснулись кадров. Покинули территорию РФ инженеры-программисты, большая часть которых все же остались работать в российских компаниях, но в удаленном формате [18]. Несмотря на то, что современные технологии позволяют эффективно работать инженером-программистом даже удаленно, все равно ухудшается коммуникация с уехавшими специалистами, появились риски их перехода в другие компании, в том числе и иностранные. 

В меньшей степени и не так ярко эмиграция коснулась руководителей, менеджеров российских компаний, в результате чего ряд компаний изменили свою юридическую и физическую локацию по разным причинам. Такая же ситуация наблюдается среди ученых, покинувших Россию [19]. 

В связи со сложной, зависящей от конкретной страны регуляторикой врачебной деятельности, меньше всего процесс эмиграции коснулся врачей. Уехавшие врачи в подавляющем большинстве случае, в отличие от инженеров, программистов и менеджеров, не могут продолжать свою профессиональную деятельность из-за сложной системы подтверждения медицинского статуса и получения доступа к клинической практике. Врачи, имеющие ученую степень, продолжили работать в российских научных учреждениях в качестве преподавателей, лекторов, спикеров в удаленном формате [20]. 

Медицинское оборудование, которое используется в том числе в ТМ, в силу своей узконаправленности внутри страны имеет невысокие объемы продаж и относительно небольшой рынок, который часто компенсируется повышенной стоимостью изделия. В связи с этим, часто производителями медицинских изделий используется схема, по которой они стремятся продавать свою продукцию за рубеж – как напрямую, так и опосредованно. Примером может быть формат White Label – «белая марка», продажа продукции под другим брендом, или через посредников-дистрибьютеров. У ряда компаний данные продажи иногда имеют ощутимые объемы. В связи с этим из-за боязни потерять этот источник продаж, ряд компаний перенесли производство из России, в первую очередь, в страны ближнего зарубежья, имеющие общие границы с Россией [21]. 

Другой причиной переноса производства послужило нарушение цепочки поставок комплектующих из-за санкций, поэтому производство за пределами России позволило восстановить эту цепочку. Так как Россия не ввела санкции на медицинские изделия, то существенных сложностей доставки оборудования, произведенного за рубежом, у этих компаний не возникло. Несомненно, перенос производства или новая площадка для производства требуют внесения изменения в РУ с указанием нового места производства. Это не быстрый процесс, однако, вероятнее всего, это не является для ряда компаний поводом для изменения бизнес-процессов. 

При переносе производства за рубеж, особенно в страны ближнего зарубежья, производители столкнулись с кадровыми сложностями. Некоторым компаниям пришлось вместе с производством релоцировать инженерные команды. 

В связи с изменением производственных процессов, финансирования, ряду компаний пришлось проводить юридическую реструктуризацию, связанную с правообладателями, чтобы избежать юридической связи с Россией [22]. 

ЧТО ПОПАЛО ПОД САНКЦИИ ПО ТЕЛЕМЕДИЦИНЕ

Аппаратные решения 

Наиболее чувствительным сектором за счет его материальности стали медицинские изделия (МИ). Формально МИ не попали под санкции, однако нарушились логистические цепочки, возникли проблемы с биллингом (оплатой), а также, что самое чувствительное, ряд зарубежных медицинских компаний на уровне руководства приняли решение не сотрудничать с российскими диллерами. 

Заявлено, что с 3 февраля 2023 года Япония не будет поставлять в РФ медицинские изделия, роботы и оптику. На данный момент сложно сказать, приведет ли это к действительному прекращению поставок медицинского оборудования из Японии, но, вероятнее всего, эти ограничения будут осуществлены в том или ином объеме. 

Здесь, пожалуй, наиболее критичным с точки зрения дистанционного мониторинга потенциальную угрозу представляет уход с российского рынка тонометров Omron и A&D. Эти две компании обеспечивают бОльшую часть тонометров в РФ [23]. 

В первое время существования санкций, так как МИ не попали в списки, а при этом рубль укрепился в отношении к доллару, у дистрибьютеров в России появилось ощущение, что снизилась себестоимость, и бизнес не пострадал. Однако через некоторое время стало понятно, что европейские, американские и ряд азиатских компаний, создали условия, не благоприятствующие ввозу медицинского оборудования, и дефицит стал ощущаться более отчетливо. 

По мере развития событий мы не отмечаем разрешения этой ситуации несмотря на то, что санкций нет. 

Здесь стоит особо отметить, что на российском рынке в секторе МИ, особенно ориентированных на применении в ТМ, доминируют нероссийские компании-производители. С другой стороны из-за системного процесса, связанного с интеграцией России в международный бизнес и длящегося с момента распада СССР, были утрачены казавшиеся ненужными процессы по разработке и производству медицинских изделий в надежде, что эта потребность будет компенсирована международными поставками, которые представлялись качественнее, и в ряде случаев, дешевле отечественных. 

За десятилетия был утрачен важный сегмент в цепочке создания и производства МИ в России, а именно – учреждения, которые занимаются научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами (НИОКР) [24]. Возник разрыв между университетами, занимающимися образованием, производителями (заводами) МИ и потребителями (врачами, клиниками, пациентами). НИИ медицинского направления по большей части заняты контрактной научной работой и оказанием ВМП, и лишь только единичные инициативные группы без законодательно закрепленной системы поддержки занимаются научными разработками. Попытка передать функцию НИОКРов маленьким командам с грантовой или небольшой инвестиционной поддержкой не закрыли потребность в R&D разработке и производстве МИ. 

Неблагоприятный инвестиционный климат в проекты МИ, вероятнее всего, сложился в результате высокой конкуренции со стороны международных компаний, – вкладывать силы в создание и развитие такого бизнеса на территории России казалось экономически неразумным. Большей частью поддерживалась разработка программного обеспечения. 

Также стоит отметить, что локализация и/или выпуск медицинского оборудования под российским брендом тоже не кажется решением в данной ситуации, а лишь только оттягивает возникновение кризиса и завуалирует существующую проблему – отсутствие российского медицинского оборудования для телемедицины. 

Программное обеспечение 

Наименее подверженное влиянию санкций оказалось программное обеспечение. В отличие от сектора МИ сектор разработки и производства программного обеспечения для здравоохранения традиционно был представлен российским компаниями и их продуктами. Это касается МИС, ТМ (иных ИС). Одним из ключевых факторов явилось законодательное ограничение на хранение и обработку персональных и медицинских данных – они должны храниться на территории России, на российских серверах. 

Особое внимание надо уделить системам видеоконферецсвязи (ВКС), так как это один из ключевых элементов ТМ. 

В российском законодательстве ФЗ 323 и порядок применения телемедицины вводят прямое ограничение на использование иностранного программного обеспечения [25]. 

Несмотря на удобство и повсеместное использование зарубежных систем ВКС (Skype, ZOOM, Whatsapp) процесс перехода на российское программное обеспечение (TrueConf) прошел быстро и безболезненно. 

Стоить отметить, что программное обеспечение для ТМ является прикладным ПО и требует и для создания, и для эксплуатации базисных программных продуктов, таких как СУБД (системы управления базами данных), ОС (операционные системы), браузеры, средства разработки (IDE – интегрированные среды разработки – Microsoft Visual Studio, Eclipse, Android Studio) в большинстве представлены международными продуктами, или уже попали или находятся под угрозой санкций. Это тоже делает их эксплуатацию неустойчивой. 

Инвестиции в сектор ТМ 

Инвестиции в сектор ТМ в настоящее время характеризуются практически полным отсутствием венчурной модели инвестиций и представлены, в основном, дивидентной моделью. 

За последние годы развития ТМ в России сложились две модели ее финансирования – венчурная и дивидентная. 

Венчурная модель включает в себя разнообразные фонды, организации или отдельных предпринимателей, бизнесом которых является поиск перспективных стартапов и их финансирование за счет вхождения в правообладание. По мере роста и развития компании капитализация медицинского стартапа увеличивается, доля в абсолютных цифрах инвестора также увеличивается, и на определенном этапе инвестор выходит из компании, продавая свою долю профильной компании, которая получает в лице созданного стартапа новый профильный продукт в своем портфеле. 

Инвестор заинтересован в росте капитализации компании и в выходе из компании с маржинальностью, которая обеспечивает его бизнес-интересы. Довольно часто инвесторы не являются глубокими экспертами в предметной области, особенно в области медицины и телемедицины в частности, из-за специфики медицинского бизнеса и его сложной и многоуровневой сегментации. В связи с этим, инвесторы, вкладывая средства в ТМ-стартап, не планируют заниматься продажей продукта и получением прибыли с нее, ориентированы на максимальный рост компании и выход из нее. 

Дивидентная модель предусматривает вложение в бизнес ради медицинского продукта (МИ, ПО) и зарабатывание на продаже этого продукта в виде дивидентных отчислений. 

Как правило, в такой модели работают либо профильные медицинские компании, имеющие в своем портфеле схожие медицинские продукты или представители медицинской отрасли, глубоко понимающие ценность медицинского продукта. Как мы говорили ранее, в РФ таких компаний ограниченное количество, поэтому дивидентная модель развития ТМ не была широко представлена в России. 

До введения санкций инвестиционная модель финансирования ТМ продуктов превалировала над дивидентной моделью. Это было связано с тем, что конечных интересантов покупки стартапов и вновь созданных компаний в РФ было не так много, и в большинстве случаев инвесторы надеялись на продажу компании крупным международным игрокам медицинской индустрии. 

После введения санкций международные инвестиционные компании/фонды в подавляющем большинстве прекратили финансировать российские команды, так как санкции не позволяют стартапам с российскими корнями выходить на международный рынок. В первую очередь речь идет о европейском и американском рынках, как наиболее финансово емких. 

С другой стороны, российские профессиональные инвесторы увидели риски инвестирования в медицинские и телемедицинские стартапы, так как внутрироссийских индустриальных медицинских компаний, которые бы могли выкупить их долю в стартапе, крайне мало, а продажу своей доли за рубеж ограничили санкции. 

С периода интенсивного введения санкций многие инвестиционные сделки в РФ, начатые задолго до введения санкций, были остановлены и заморожены. В силу высокого порога входа на рынок медицинских продуктов, связанных с высоким уровнем регуляции, высоким финансовым порогом и необходимостью иметь высокую экспертизу в разнообразном медицинском рынке, инвестиции, как международные, так и внутренние, в сектор телемедицины фактически прекратились. Необходимо отметить, что период санкций совпал с периодом реструктуризации институтов развития, что тоже сказалось на финансовой поддержке молодых компаний со стороны государства. На период написания статьи, по нашему мнению, практически не осталось инвестиционной модели финансирования ТМ проектов. 

Наиболее понятной с экономической точки зрения остается дивидентная модель. Однако на сегодняшний день оставшееся небольшое количество игроков из индустрии здравоохранения занято решением возникших новых вопросов в связи с введением санкций, поэтому поддержка стартапов с их стороны остается незначительной. ТМТ являются молодыми технологиями в здравоохранении, потенциал которых еще предстоит раскрыть, поэтому в этом секторе еще меньше игроков, способных на финансирование новые продуктов. 

Среди молодых компаний на поле ТМ существуют ожидания поддержки со стороны государства. Нишевое разнообразие продуктов в ТМ, период раннего становления направления, а также порой неочевидности преимуществ на фоне остро возникающих проблем медицины, могут сдерживать такую поддержку. 

Доступ к ресурсам для создания и развития ТМТ 

Если взять за основу посыл, что под санкции попадут все отрасли, готовые продукты и технологии, а устойчивое и независимое развитие страны будет связано с внутренним покрытием санкционных потребностей, то необходимо смотреть на ТМТ не только как на готовый продукт, но и как на составляющие этого продукта. 

Исходя их этой концепции, для того чтобы сделать российское медицинское изделие (МИ), необходимы не только комплектующие к нему, но и другие инструменты, с помощью которых создаются эти изделия. 

К таким решениям можно отнести: комплектующие для производства, включая компонентную базу, микроконтроллеры, сенсоры. Подавляющее большинство из этих изделий даже в российских медицинских приборах являются зарубежными продуктами. В качестве наиболее яркого примера можно привести микроконтроллеры. Почти все МИ нуждаются в них, и почти все микроконтроллеры – зарубежные. В России есть ограниченное производство микроконтроллеров, но их цена на порядок или несколько порядков превосходит стоимость зарубежных аналогов. В критичных отраслях, включающих оборонный сектор, эта высокая стоимость нивелируется ценой поставленных задач, но в медицине, особенно в потребительском секторе (дистанционный мониторинг, приборы для личного использования пациентами) цена является критичной. Если в сегодняшних условиях создавать продукт для ТМ (прибор для индивидуального использования пациентом) полностью из российских комплектующих, стоимость его может возрасти в несколько раз, что сделает его разработку, внедрение и применение невозможным. 

При производстве ПО российские разработчики используют большое число программных библиотек, которые являются или проприоритарными или, что чаще, распространяются по лицензии GNU (General Public License – Универсальная общедоступная лицензия). Если проприоритарные библиотеки с высокой долей вероятности попадут под санкции, то, казалось бы, использование открытых библиотек, гарантирует их беспрепятственное использование в российских продуктах. Однако даже GNU-библиотеки в своих условиях могут содержать правила, направленные на применение санкций. 

Для создания и ПО, и для инженерных работ (CAD-системы – системы автоматизированного проектирования) используются, так называемые среды разработки (IDE), которые в большом числе случаев тоже являются международными и уже попали под санкции. Практически все среды для разработки ПО – международные, а технологии производства сложных программных продуктов практически невозможны без сложных программных сред – нельзя использовать простой текстовый редактор для написания кода. Код сохраняется в международных репозитариях (GitHub) и процесс компиляции в среде разработки требует доступ к этим репозитариям. Это касается не только кода, написанного разработчиками, но и сторонних библиотек. 

Стоит отметить, что в CAD-системе имеется российский продукт КОМПАС. Это в какой-то степени облегчает инженерную работу [26]. 

Также для полноценного создания и функционирования продуктов ТМ требуются операционные системы (подавляющее число их – иностранные), компьютеры, сервера, пользовательское программное обеспечение (веб-браузер), смартфоны, планшеты и т.д. Особо стоит отметить, что для создания медицинских изделий в производственном процессе используются станки для производства и монтажа печатных плат, станки с числовым программным управлением (ЧПУ) для создания печатных форм и оснастки, термопластавтоматы и многое другое. 

Помимо готовых «кирпичиков», из которых складываются продукты для ТМ (компонентная база, библиотеки), внутри продукта лежат технологии и процессы. Путь от создания до готового продукта очень длительный и может составлять десятки лет, но он компенсируется длительным жизненным циклом продукта. Сегодня мы используем МИ, ПО, основа которых в виде технологий и процессов были заложены десятки лет назад. В связи с этим лишение России доступа к технологиям не будет ощущаться немедленно, но в отдаленном будущем может нарастать отставание нашей страны от международного медицинского рынка за счет устаревания имеющихся и отсутствия новых технологий. 

Ограничение обмена опытом 

Неотъемлемым условием появления и развития новых технологий, к которым мы пока относим ТМ, является взаимное обогащение опытом разных, в том числе и международных команд, занимающихся решениями для ТМ. 

Площадками обмена опытом являются конференции, выставки, где ученые, инноваторы, бизнесмены делятся друг с другом информацией, оценивают текущую ситуацию и формируют тренды. Санкции коснулись беспрепятственного посещения россиянами таких мероприятий. Пока это все компенсируется небыстрой сменой повестки в ТМ, которая в масштабе длительности санкций пока не ощутима. С другой стороны, открытость этих площадок в интернете, публикация итогов конференций, видеообзоры с выставок, частично компенсируют недостаток информации, но нельзя считать это полноценной заменой очного участия в выставке/мероприятии. 

Более значимое влияние подобного рода ограничений будет ощущаться с течением времени и продолжением санкционного периода. 

Наиболее эмоционально было воспринято санкционное ограничение на публикацию статей в международных медицинских изданиях, выступления на конференциях, исключение российских ученых из международных научных сообществ, выход иностранных ученых из состава редколлегий российских журналов. Такой запрет, скорее будет влиять в обратную сторону – отсутствие доступа для международного сообщества к российским достижениям и исследованиям. Но, вероятнее всего, международное сообщество не заметит влияния этих ограничений, так как Россия – небольшая часть международного сообщества по численности ученых [27, 28]. 

Маловероятно, что прервется тренд на открытость научных знаний через интернет (PubMed), поэтому российские ученые и предприниматели по-прежнему будут иметь доступ, пусть даже через VPN, к актуальной научной информации. 

Экспорт и импорт ТМ услуг 

Текущая ситуация и санкционное давление привело к миграции из России некоторой части населения, процесс имеет волнообразный характер. В числе эмигрантов оказались и простые граждане, которые потенциально являются потребителями ТМ услуг, и в меньшей степени врачи. Мы отметили тенденцию, которая коснулась нас, как врачей, что уехавшие за рубеж пациенты продолжают нуждаться в медицинской помощи, и для решения этого вопроса активно используют ТМТ. Языковой барьер, культурные и ментальные различия, отсутствие медицинских страховок, привели к тому, что эмигранты встречают сложности с получением медицинской помощи в системе принимающей страны. 

Процесс обращения к российским врачам по ТМ-каналам будет существовать до решения организационных вопросов в новой стране. Консультируя таких пациентов, мы отметили сложность выполнения назначений пациентами – как диагностических, так и лечебных. Особенно это актуально если пациент нуждается в рецептурных препаратах или манипуляциях, на которые в каждой стране имеются свои правила и ограничения. 

Несмотря на то, что количество эмигрировавших врачей не так велико, из-за национальных правил регулирования медицинской деятельности есть случаи применения ТМТ этими врачами для российских граждан и эмигрантов. В этом случае ТМТ находятся в выигрышном положении. 

Адаптация к санкциям

В России компенсаторно в ответ на санкции начали формироваться решения, которые позволяют нивелировать их влияние на медицину и ТМ в частности. 

  • Параллельный импорт 

Использование VPN для получения доступа к научной информации, ПО и др. ресурсам сгладило эффект санкций. 

Так как со стороны России не было попытки ограничить доступ к международным ресурсам, то закрытие их со стороны большого числа стран является очень проблематичным и на практике не реализуемым. Если в России не будут искусственно создаваться ограничения на этот доступ, то реализация санкций, за редким исключением, будет невозможна. 

Параллельный импорт имеет определенные ограничения, связанные с объемами поставок. Если поставлять продукцию через третьи страны, то можно ввезти ограниченное количество приборов. Однако большие партии и желание производителя строго следовать санкциям вызовут вопросы и ограничения на поставки. 

  • Новые поставщики 

Поиски новых поставщиков в первую очередь из Азии (Китай, Индия), которые не ввели санкции против России, – активно используемый всеми механизм адаптации, но он требует времени на поиск поставщиков, получение нового РУ в качестве МИ, налаживания новых логистических цепочек. Такой подход не избавляет Россию от зависимости импорта МИ. Также можно ожидать снижения качества МИ. 

  • Налаживание собственного производства 

Представляется наиболее надежным механизмом адаптации к санкциям, но с очевидными недостатками: это очень длинный процесс, связанный с проведением НИОКРА, запуска производства, получения РУ. Очень сложно перестроить систему на собственное производство, которая была длительное время ориентирована на использование иностранных продуктов, дистрибьюционную модель, на локализацию производства на территории России и выпуск иностранных продуктов под собственной маркой (white lable). Помимо времени такой подход требует больших ресурсов, как кадровых, так и финансовых. По-прежнему остается зависимость от иностранных комплектующих и иностранных средства производства (станки, технологии). 

  • Перенос производства за рубеж и смена юридического адреса (см. выше). 
  • Производители, дистрибьютеры и потребители ТМ перед принятием решения о производстве/покупке/приобретении оценивают риски, связанные с санкциями, и отдают предпочтение продуктам российского производства, имеющих наименьшую зависимость от иностранных поставок. 
  • Попытки перехода на российское ПО и сред разработки – процесс пока находится в самой начальной стадии и его медленное продвижение связано с низким числом российских решений, неудобством использования. 
  • Привлечение средств для новых продуктов и их развития по дивидентной модели. К сожалению, в России нет достаточного числа крупных индустриальных медицинских производителей и дистрибьютеров медицинской техники. Также разнообразие решений не позволяет в короткие сроки найти интересантов из числа этих компаний для инвестиций в эти работы. 
  • Государственная поддержка и поддержка со стороны институтов развития. Это наиболее ожидаемый и логичный инструмент для адаптации к санкциям, но пока находящийся, вероятнее всего, на начальном этапе и еще пока не продемонстрировавший своего потенциала. 
  • Федеральные медицинские, научно-образовательные учреждения пытаются ввести в свою культуру проведения R&D (Research & Development), создания на их базах стартапов малых предприятий. Из-за того, что исторически, в течение нескольких десятилетий эти учреждения занимались научной, образовательной и клинической деятельностью, ресурсы этих учреждений направлены на реализацию этой деятельности, и в меньшей степени на НИОКРы и разработку новых решений. Вероятнее всего, этот процесс будет иметь достаточно высокую инерцию и может заработать по прошествии длительного промежутка времени. 

ВЫВОДЫ

  1. Введенные мировым сообществом санкции против Российской Федерации носят беспрецендентный характер и затрагивают все сферы жизни граждан России, включая медицину. Санкционный список, инициируемый Европейским Союзом, США, постоянно растет. 
  2. Однако для России, несмотря на остро возникшую необходимость переориентации и перестройки экономики, санкции открывают окно возможностей для формирования новой собственной экономической, технологической, культурной, социальной среды. Многие аспекты дальнейшего развития зависят от внутреннего потенциала нашей страны и поддержки как от государства, бизнеса, науки, так и лично от граждан.
  3. Российские разработчики имеют все шансы сформировать уникальные отечественные решения для телемедицинских технологий, которые будут улучшать доступность и качество медицинской помощи для российских пациентов.

Литература

1. Bloomberg назвал Россию мировым лидером по количеству санкций. [Электронный ресурс]. [Bloomberg called Russia the world leader in the number of sanctions. [Electronic resource]. (in Russian)]. URL: https://www.rbc.ru/economics/08/03/2022/6226867a9a7947db2e9e223b. 

2. https://rg.ru/2022/09/06/po-izvestnomu scenariiu.html?ysclid=lf3ti8 a3q2701292587. 

3. Когаловский М.Р. Энциклопедия технологий баз данных; М.: Финансы и статистика 2002; 800 с. [Kogalovsky M.R. Encyclopedia of database technologies; M.: Finance and Statistics 2002; 800 p. (in ЕRussian)]. ISBN 5-279-02276-4. 

4. Дейт К.Дж. Введение в системы баз данных. 8-е изд. М.: Виль- ямс 2005; 1328 с.; [Date C.J. An Introduction to Database Systems. 8th ed. Moscow: Williams 2005; 1328 p. (in Russian)]. ISBN 5-8459-0788-8 (рус.) 0-321-19784-4 (англ.). 

5. Database of Databases – онлайн-энциклопедия СУБД, составляемая группой баз данных Университета Карнеги – Меллона (руководитель – Энди Павло). [Database of Databases is an online database encyclopedia compiled by the Carnegie Mellon University Database Group (led by Andy Pavlo). (in Russian)]. 

6. Медицинская система ARCHIMED+. Габсалямов А.И., Молчанов А.В., Анфиногенов И.Н. Свидетельство о регистрации программы для ЭВМ RU 2017616297 от 06.06.2017. Заявка № 2017613153 от 10.04.2017. [ARCHIMED+ medical system. Gabsalyamov A.I., Molchanov A.V., Anfinogenov I.N. Certificate of registration of the computer program RU 2017616297 dated 06.06.2017. Application No. 2017613153 dated 10.04.2017. (in Russian)]. 

7. КМИС.РЕГИОН. Свидетельство о регистрации программы для ЭВМ RU 2018660328 от 22.08.2018. Заявка № 2018614863 от 15.05.2018. [CMIS.REGION. Computer program registration certificate RU 2018660328 dated 08.22.2018. Application No. 2018614863 dated 15.05.2018. (in Russian)]. 

8. Лазаренко В.Г. Экосистема Сбербанка: проблемы и перспективы развития. Форум 2022;3(26):49-54. [Lazarenko V.G. Sberbank ecosystem: problems and prospects of development. Forum 2022;3(26):49-54. (in Russian)]. 

9. Владзимирский А.В., Шадеркин И.А., Цой А.А., Войтко Д.А., Просянников М.Ю., Зеленский М.М. Телемедицинская веб-платформа Nethealth.ru как инструмент поддержки клинических решений в урологии. Урологические ведомости 2016;6(S):46-47. [Vladzimirskiy A.V., Shaderkin I.A., Tsoy A.A., Voytko D.A., Prosyannikov M.Yu., Zelenskiy M.M. Telemeditsinskaya veb-platforma Nethealth.ru kak instrument podderzhki klinicheskih resheniy v urologii. Urologicheskie vedomosti = Urological Statements 2016;(6)S:46-47. (In Russian)]. 

10. Орлов С. TRUECONF продемонстрировала видеозвонки в формате ULTRAHD. Журнал сетевых решений LAN 2015(7-8):2-9a. [Orlov S. TRUECONF demonstrated video calls in ULTRAHD format. LAN Network Solutions Journal 2015(7-8):2-9a. (In Russian)]. 

11. ГК «Астра» — производитель программного обеспечения. [Официальный сайт]. [Group of Companies «Astra» is a software manufacturer. [Official website]. (In Russian)]. URL: https://astralinux.ru. 

12. Российская компания «РОСА» (ООО «НТЦ ИТ РОСА»). [Официальный сайт]. URL: https://www.rosalinux.ru. [The Russian company «ROSA». [Official website]. URL: https://www.rosalinux.ru. (In Russian)]. 

13. Postgres Professional – российский разработчик системы управления базами данных. [Официальный сайт]. [Postgres Professional is a Russian developer of a database management system. [Official website]. (In Russian)]. URL: https://postgrespro.ru. 

14. СберЗдоровье – маркетплейс медицинских услуг и продуктов. [Официальный сайт]. [Sberbank Health is a marketplace of medical services and products. [Official website]. (In Russian)]. URL: https://lk.sberhealth.ru. 

15. Карта рынка цифрового здравоохранения. [Официальный сайт]. [Digital healthcare market map. [Official website]. (In Russian)]. URL: https://evercare.ru/telemed-map. 

16. «Нетрика» – многопрофильная компания, специализирующаяся на создании цифровых платформ и ИТ-решений. [Официальный сайт]. [Netrica is a multidisciplinary company specializing in the creation of digital platforms and IT solutions. [Official website]. (In Russian)]. URL: https://netrika.ru. 

17. Med.me – облачная платформа для пациентов, врачей, клиник, медицинских организаций, страховых компаний, фармкомпаний и лидогенераторов. [Официальный сайт]. [Med.me – a cloud platform for patients, doctors, clinics, medical organizations, insurance companies, pharmaceutical companies and lead generators. [Official website]. (In Russian)]. URL: https://med.me/ru. 

18. Участники рынка оценили новую волну уезжающих из России айтишников: Основная причина отъезда – отсутствие профильного образования для отсрочки от призыва. [Электронный ресурс]. [Market participants appreciated the new wave of IT specialists leaving Russia: The main reason for departure is the lack of specialized education for deferring from conscription. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://www.rbc.ru/technology_and_media/28/09/2022/633324f39 a7947518c6fd452. 

19. https://www.forbes.ru/forbeslife/459339-izolacia-ot-mirovogo-soobsestva-... nauku. 

20. С началом мобилизации вакансий в сфере медицины стало на 42% больше. [Электронный ресурс]. [With the beginning of the mobilization of vacancies in the field of medicine, there were 42% more. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://www.forbes.ru/biznes/480579-s-nacalom-mobilizacii-vakansij-v-sfe...

21. Релокация-2022: куда и по каким программам переезжают россияне. [Электронный ресурс]. [Relocation-2022: where and under what programs Russians move. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://www.rbc.ru/spb_sz/24/11/2022/637f207b9a794742c7e7d88d. 

22. «Весь бизнес на низком старте»: куда и как сейчас уезжают предприниматели из России. [Электронный ресурс]. [The whole business is at a low start: where and how entrepreneurs are leaving Russia now. URL: https://www.forbes.ru/svoi-biznes/456871-ves-biznes-na-nizkom-starte-kud...

23. Эксперт рассказала, какие медизделия могут исчезнуть из аптек в РФ из-за запрета Японии. [Электронный ресурс]. [The expert told which medical devices may disappear from pharmacies in the Russian Federation due to the Japanese ban. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://vm.ru/news/1028281-ekspert-rasskazal-kakie-medizdeliya-mogut-isc...

24. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2022 г.). ГК РФ Глава 38. Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ. 

25. Федеральный закон от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ (ред. от 26.05.2021 г.) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» Статья 36.2. Особенности медицинской помощи, оказываемой с применением телемедицинских технологий (введена законом от 29.07.2017 г. № 242-ФЗ); Статья 36.2. Особенности медицинской помощи, оказываемой с применением телемедицинских технологий (введена законом от 29.07.2017 г. № 242-ФЗ). 

26. Система трехмерного моделирования – КОМПАС 3D. [Официальный сайт]. [Three–dimensional modeling system – COMPASS 3D. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://kompas.ru. 

27. Ученая тревога: как исследователей из РФ «отрезают» от мировой науки. [Электронный ресурс]. [Training alert: how researchers from the Russian Federation are «cut off» from world science. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://iz.ru/1298746/nataliia-mikhalchenko-denis-gritcenko/uchenaia-tre...

28. Редколлегия зарубежного научного журнала отказалась печатать открытия авторов из России. [Электронный ресурс]. [The editorial board of a foreign scientific journal refused to print the discoveries of authors from Russia. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://www.gazetametro.ru/articles/redkollegija-zarubezhnogo-nauchnogo-... rossii-24-03-2022. 

29. Персональный медицинский помощник появится в России. [Электронный ресурс]. [A personal medical assistant will appear in Russia. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://rg.ru/2021/08/03/personalnyj-medicinskij-pomoshchnik- poiavitsia-v-rossii.html. 

30. Zdrav.Expert – российское интернет-издание, освещающее темы, связанные с рынками медицинской техники и новых технологий в здравоохранении. [Официальный сайт]. [Zdrav.Expert is a Russian online publication covering topics related to the markets of medical equipment and new technologies in healthcare. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://zdrav.expert/index.php. 

31. Перечень рецензируемых научных изданий ВАК. [Электронный ресурс]. [List of peer-reviewed scientific publications of the Higher Attestation Commission. [Electronic resource]. (In Russian)]. URL: https://sibac.info/blog/perechen-recenziruemyh-nauchnyh-izdaniy-vak. 

Прикрепленный файлРазмер
teh_no482022_shad.pdf11.63 Мб
санкции, телемедицина, цифровые технологии, медицинское оборудование

Я хочу получать электронную версию журнала


Мы в соцсетях

  • VK